Самый точный репертуар,
со всеми изменениями,
МХТ им. А. П. Чехова
смотрите на сайте театра
http://www.mxat.ru/.
Там же можно заказать билеты
на спектакли.
Евгений Дятлов
ТОЛЬКО в спектакле
"Преступление и наказание"
МХТ им. А. П. Чехова.
Репертуар,
..
билеты
.
Евгений Дятлов
Официальный сайт поющего актера театра и кино


Главная » 2014 » Январь » 21

Евгений Дятлов: «Успех — это не горшочек с медом!»


[



Евгений Дятлов: «Успех — это не горшочек с медом!»

Евгений Дятлов: «Успех — это не горшочек с медом!»

«Помните, как сверчок говорил Буратино: "Впереди тебя ждут большие приключения…". Так же и в актерской профессии. В остальных профессиях эти приключения надо поискать, а на актера они валятся сами собой, и плохие, и хорошие». И все же хочется верить, что хорошего в жизни нашего героя было больше. Для этого достаточно взглянуть на его послужной список. Начиная с 1996 года им сыграно около сорока ролей только в кино! А еще было множество спектаклей и концертных выступлений. В 2007 году Евгению Дятлову было присвоено звание «Заслуженный артист России».

Евгений, что, на ваш взгляд, происходит сегодня в СМИ?

Каков поп, таков и приход. Существует твердая убежденность в том, что ТВ может воспитывать вкусы, воспитывать нравы, воспитывать больше человечности. Хотим мы это признавать или не хотим, но мы собой представляем некую смесь животного и человека. Это своего рода кентавр. Ведь сегодня человек очень часто ведет себя, как животное. Иногда это происходит из-за угрозы жизни, иногда вследствие потерянных ориентиров. Для того чтобы в тебе было человека больше, чем животного, необходимо очень за собой следить. Недаром все человеческие моменты заложены в заповедях Христа, и это жесточайшие ограничения!У нас жизнь человека ни стоит ничего: ни ближнего, так, ближнего мы можем растоптать словом, ни дальнего, которым можно легко разменяться, послать на войну и т.д. Произошла некая девальвация. А СМИ — это четвертая власть, которая способна как-то повлиять на сложившуюся ситуацию в обществе.

Чего не хватает сегодня журналистам?

Опять же таки, им нужно задавать себе вопрос: на кого они работают — на человека или на животное? Ведь очень легко рассказать про грязные трусы! Это рейтинг. Вряд ли журналист сегодня может сказать, что он борется за нравственность. Он борется прежде всего за выживание. Все самые низменные инстинкты работают в нас на вибрационном уровне, хотим мы того или не хотим (если, конечно, человек не импотент). Поэтому и СМИ сегодня работают прицельно. Если человек что-то такое прочитал в «Экспресс-газете» — это срабатывает. Даже если он на секунду туда заглянул, это срабатывает. Ты можешь звонить главному редактору и говорить ему: «Как Вы посмели!», — но сам факт этого звонка, он уже унизителен, поэтому я никогда не буду никуда звонить и ничего обсуждать! Это все низкие вибрации, коих в обществе и так предостаточно!

Почему у многих актеров сегодня складывается негативное отношение к ТВ-сериалам?

Только потому, что это «конвейер». Если ты хочешь делать дело хорошо, то это не должно быть конвейером, который как бы уравнивает все возможности человека, подрезает твои способности. Творчество здесь практически отсутствует. Никто не успевает потрудиться над этим как следует. Как правило, в сериале актерские задачи решаются не в тех условиях, которые необходимы. Главное, что он самоокупаем, перспективен, он кормит и актеров, и продюсеров.

Давайте вернемся к самому началу вашей карьеры. Расскажите о своем поступлении в ЛГИТМИК?

У меня всегда была наглая уверенность в том, что я хорошо пою. И мне было совсем неважно, что это звучит не по классическим канонам. Прежде чем поступать в Театральный институт, я попытался поступить в консерваторию. Просто так. Чтобы пройти этот «градус» ужасов от поступления. Я даже не сдавал туда документы, а просто пришел на консультацию с мыслью: «Пойду-ка я попою этим бабушкам», — которые, на самом деле, не являли для меня никакого авторитета. Я никогда не восторгался классическим пением, для меня это был некий анахронизм, который, вероятно, кого-то греет. Для меня было важно показать себя, распахнуть душу… В жюри сидели две замечательных бабушки — два «божьих одуванчика». Они меня спрашивают: «Вы из Днепропетровска? Вы зачем сюда приехали?» — на что я отвечаю: «Ну как же… это же консерватория!». Тогда они спросили меня: «А почему вы не поехали в Киев?». Я сказал: «Я не хочу петь на украинском языке». Это им понравилось. (Для меня же все происходящее было каким-то фарсом, я не относился серьезно к этому поступлению). Следующий вопрос был таков: «Где ваша партитура?» — на что я ответил: «Вы знаете, я не взял партитуру, но у меня есть а капелла». «Ну, раз ничего другого нет, давайте», — сказали они. И я исполнил арию Андрея. После чего они сказали: «Голос у вас, несомненно, есть, но вам лучше поучиться в училище Римского-Корсакова, а после обучения мы поговорим с вами снова». Я поблагодарил их, и уже страшно довольный, с мыслью, что как-то неплохо сдавать экзамены — страха уже не было, дрожь исчезла — я побежал в училище Римского-Корсакова на Моховой. Там был как раз набор на эстрадное отделение. Меня прослушали и сказали: «Молодой человек, мы вас возьмем сразу на второй курс.». Я вышел счастливый и думал: «Все! Вот оно, блюдечко с голубой каемочкой!». И, проходя снова по Моховой, я вдруг увидел большую группу моих ровесников. Я поинтересовался, что здесь дают. Мне популярно объяснили, и я подумал, что институт — это все-таки лучше, чем училище, и стал поступать. В 1986 году там набирали курс Падве, Владимиров и Куницын. И у Куницына я увидел все те же волшебные слова: «Жанр речевой эстрады». И я поступил к нему. Надо сказать, это была очень серьезная школа! У наших мастеров был удивительный «нюх» на природу актера. И среди этих трех курсов у «куницынцев» было наибольшее число актеров, устроившихся в театры. (С нашего курса четверо сразу попали в БДТ, трое попали в Молодежный к Спиваку, я попал в «Буфф», кто-то уехал в Москву). Хотя это был тяжелый 1990 год. Тогда отменили разнарядку, после которой ты мог уехать в Южно-Сахалинск, отучившись в Ленинградском ЛГИТМИКе, и мы получили долгожданную свободу.

После «Буффа» вы сразу пошли в Молодежный?

Нет. Я год практически не работал. Это было время талонов. Бедность. У меня только родился ребенок. Мы жили на зарплату жены. А через некоторое время меня пригласил Семен Яковлевич Спивак. До сих пор я считаю Спивака, который для меня открыл многое, одним из лучших своих учителей. Надо сказать, что Семен Яковлевич отбирал людей по какому-то своему внутреннему камертону.

Но в 1998 году вы ушли из Молодежного.

Просто постепенно в тебе что-то накапливается, и происходит «ядерный взрыв». И его надо выпустить из себя, иначе он разорвет изнутри тебя сам. Я чувствовал, что меня изнутри «рвет». Я ушел. Через некоторое время мне позвонил Сергей Черкасский и сообщил мне о том, что задумал постановку «Опасных связей» в Театре Сатиры и хотел бы меня задействовать.

За довольно короткий промежуток времени вам удалось сыграть огромное количество ролей. Как это возможно?

У меня есть твердая убежденность в том, что любой человек только в силу каких-то причин не делает так же. Человек должен уверенно идти к своей цели, и если он убежден в том, что он может это сделать, он должен это делать! Даже если это впоследствии окажется никому не нужным!

В чем алгоритм вашего успеха?

Секрет успеха вовсе не во мне, а в попадании в точку, причем у каждого. «Лампочку докрутил — свет пошел… Недокрутил — света не будет». Это не мой секрет успеха. Это секрет успеха каждого. Если ты доводишь до конца свое дело, возникает совершенно новая перспективы, новый объем задач. Успех — это не горшочек с медом!

Евгений, расскажите, пожалуйста, про вашу собаку.

Собака — это подарок Максима Леонидова. У него было две собаки, и он как-то показал их нам, после чего моя жена Юля воскликнула: «Ой, какие хорошенькие! Я хочу таких же». Леонидов это намотал на ус, и когда я был на гастролях, он позвонил Юле и сказал: «Юля, ну ты помнишь, какие хорошенькие собачки у меня… забирай одну. Когда я вернулся домой, собака уже у нас жила. Это пастушья собака — польская овчарка.

Вы верите в жизнь после смерти?

Да. Я верю. Ведь все, что мы видим вокруг себя, мы воспринимаем утилитарно: «Нам служит небо, нам служат звезды, солнце». А вы попробуйте соотнесите себя с этими планетами, с солнечной системой, с расстояниями, и вы поймете, что внутри всего этого существует некий закон. А мы — всего лишь замечательное проявление этого закона. И это все настолько сложно! Эта сложность в несколько сот раз превышает наши возможности и наш порог понимания. Более того, мы своим поведением не соответствуем этому космическому совершенству, этому волшебному мирозданию. Как только наши человеческие отношения по своей сути сравняются с этой вселенской гармонией, возможно, мы что-то начнем понимать. Пока что мы достигли гармонии только в музыке.

Евгений. Ваш сын Егор стал артистом. Как вы к этому отнеслись?

С удивлением. Конечно же в семье, где папа, мама и бабушка — артисты, это кажется вполне закономерным. Но только с одной стороны. С другой стороны — это сложно и это обязывает. Помните, как сверчок говорил Буратино: «Впереди тебя ждут большие приключения…». Так же и в актерской профессии. В остальных профессиях эти приключения надо поискать, а на актера они валятся сами собой, и плохое и хорошее. Я очень сомневался в том, что он может себя собрать. Ведь для того чтобы овладеть актерской профессией, необходимо быть очень собранным, нужно суметь «сесть на велосипед». Но он сел, слава богу. Однако он должен понять, что в будущем ему не избежать сумасшедшего труда, тяжелого самокопания, горьких разочарований. И все это отражается на личной и общественной жизни. Поэтому я не могу сказать, что я этому очень рад или не рад. Время покажет…

Какие роли вы никогда бы не сыграли и почему?

Некоторые восклицают: «Я никогда бы не сыграл голубого!». А я сыграл! Правда, сыграл в рамках приличия, если это можно так сказать. Это было в фильме «Линии судьбы». А началось это все очень смешно. Мы сидели в актерском кафе, и вдруг к нам подбегают знакомые девчонки (они работали помощниками режиссера) и говорят: «Женька… а слабо голубого сыграть? Пойдем. Мы тебе покажем…». Вначале я вроде бы отнекивался, но когда узнал, что сниматься надлежит у Месхиева, то согласился. Я всегда мечтал сняться у этого режиссера. Согласно сценарию, мой персонаж «клеил» героя Константина Хабенского, и пока он это делал (а мы снимали пять дублей), мы угорали от смеха. Потом мы, напомаженные, вместе с Костей пели песню группы «Аукцыон». Так что и Леня косвенно поучаствовал в этой «вакханалии». А кого бы я не сыграл? Сложно сказать… Здесь должно быть какое- то чутье. Не столько тебя должен напугать твой персонаж, сколько качество «запроса в пространство» Мне как-то прислали страшный сценарий короткометражки, где главную героиню, которая была смертельно больна, и в конце отец сам задушил ее подушкой. Я все это прочитал и сказал свое решительное «нет». Это для меня было неприемлемо. Я сказал: «Когда у вас появится дочь, вы меня поймете». Я знаю людей, у которых были очень сложные ситуации с больными детьми, и они выходили из этих ситуаций совсем по-другому.

Вас поклонницы мучают или доставляют удовольствие? Как вы справляетесь с потоком поклонниц?

Не мучают. И нет никакого потока поклонниц. Просто мне повезло, что я играл не алкоголиков, а определенных героев. Ведь я выбираю роли и темы, где я буду адекватно понят, адекватно воспринят.

Жанна Радуга (при поддержке клуба «Книги и Кофе»)


Ссылка
Просмотров: 363 |Добавил: eugenyi-dyatlov |
All Right Reserved. eugenyi-dyatlov.narod.ru ™ © 2003 - 2013