Самый точный репертуар,
со всеми изменениями,
МХТ им. А. П. Чехова
смотрите на сайте театра
http://www.mxat.ru/.
Там же можно заказать билеты
на спектакли.
Евгений Дятлов
ТОЛЬКО в спектакле
"Преступление и наказание"
МХТ им. А. П. Чехова.
Репертуар,
..
билеты
.
Евгений Дятлов
Официальный сайт поющего актера театра и кино


Главная » 2008 » Февраль » 1

Интервью в журнале "Рубин" №5, февраль


[



Интервью в журнале "Рубин" №5, февраль

 (369x564, 26Kb)Как Вам удается при такой профессиональной загруженности находить в себе силы на новый съемочный день, концерт, спектакль, семью? Откуда вы черпаете свою творческую энергию? 

- Я нахожусь в самой середине потока, и я уже не думаю, как туда попал. Так что у меня сейчас задача такая – продержаться. А какие силы? Я сам с ужасом думаю, вдруг где-то меня не хватит. Наверно этот страх и подстегивает! Боишься не справиться с огромной нагрузкой. Вот, например, 15 декабря я участвовал в вечере Памяти Арно Бабаджаняна. Там собрались все, кто его знали, кто с ним работал, и кто сейчас почитает его музыку, его талант. Много было представителей Армении, огромный зал. И там в живую пел только я и Жан Татлян, да Владимир Пресняков Старший играл на кларнете. Остальные все спокойно работали под фонограмму. В силу того, что у меня 10 декабря сольный концерт, а 13 декабря был концерт песен и романсов Андрея Павловича Петрова (где я исполнял тоже песен восемь), то 15-го я подумал, что связки точно могут не выдержать. А ведь параллельно съемки в «Ментах». Голова как компьютер перегружена, а связки – подумал, буду бояться, точно сядут. В итоге 15-го мне нужно было спеть одну песню, которую я не знал. Я понял, что я не могу ее запомнить. Я уже всю бумагу исписал, знаете, чтобы память зрительная и двигательная работала. Ну не могу слова запомнить, и все тут! Просто ужас! Так я записал себе на телефон эту песню и перед самым выходом, когда уже начались аккорды, и я понимаю снова забыл слова, я прослушал быстренько на телефоне начало, вышел и запел! Пел и думал параллельно: вот будет весело, если я сейчас забуду слова! Вообще со мной такого не бывало раньше.

- А в детстве разве не было? Экзамен по скрипке, а ноты из головы все вылетели! А пальцы сами играют.

- Это бывало. Мышечная память включалась. А вообще со скрипкой был один момент. Отчетный концерт. Мне девять лет. Объявляют: ученик 3-го «Б» класса Евгений Дятлов, «Авэ Мария». Я скрипку беру, правильные ноты набираю, а музыка фальшивая идет! Оказалось, что скрипка была расстроена. Я со сцены ушел. Нашли дядечку с баяном, тот попытался ее настроить, покрутил и убежал. Я снова вышел. Опять объявили меня. Я заиграл, а музыка еще хуже. Снова опустили занавес. В общем, не поверите, это продолжалось три раза! После этого я скрипача из себя уже не представлял. Я до сих пор в полном восторге от скрипичной музыки, но никогда не жалел, что дальше не пошел. Хотя педагог говаривал, что есть данные! Сейчас смотрю на людей в оркестре и думаю, если бы я был более дисциплинированным и толковым, мог стать одним из них. Но я внутри совсем не оркестрант. Это не значит, что я асоциальный тип, но в какой-то момент у меня наступает полная потеря смысла. И я могу стать асоциальным типом! 

- То есть Вы не можете работать в команде? Любите быть одиночкой?

- Люблю. Правда, не всегда. Например, в детстве я очень любил играть в футбол, команда крепкая была, сильная! Я бы до сих пор играл, только ребят всех в разные клубы растащили. А меня музыка перетянула! Я как раз тогда увлекся зарубежным роком. Душа парила. Мы с друзьями увидели, как репетирует музыкальный ансамбль. Заинтересовались. Нам предложили спеть. Товарища забраковали, а меня взяли. А еще я в детстве боксом увлекался. Кстати, скоро будет очередное шоу «Звезды на ринге», а то на льду уже были, на танцполе были. Пора к барьеру! 

- А приходилось проигрывать? В спорте, в музыке, в жизни? 

- Приходилось, я, конечно, не полюбил это состояние. Я стал извлекать из этого философские уроки. Поэтому до сих пор отношусь к проигрышам, как к урокам жизни.

- Я слышала, что вы любите пофилософствовать!? 

- О да! Это всегда такой постфактум! Я люблю пожить, потом пофилософствовать. 

- Вы мечтали в детстве об актерской профессии? 

- Я ведь о ней совсем ничего не знал, и в моей жизни все складывалось так: интересно или неинтересно, любопытно или нет. А еще все зависело от моих комплексов: имею я на это право или не имею. Моя мама всегда меня воспитывала так: ты не думай, что ты какой-нибудь семи пядей во лбу! Красавчик, каких свет не видывал! Она очень боялась, что я заболею нарциссизмом.

- Заболели? 

- Видимо да! И мама сделала этот акцент в воспитании именно потому, что я как-то себя проявлял. С девчонками старшими водился. И в итоге этот воспитательный раж меня все-таки закомплексовал. Я на многие вещи смотрел как на недоступные. Именно поэтому в театральный и в музыкальный мир я пришел достаточно поздно! Уже после армии, после работы на заводе, после института, в 22 года. 

- А что все-таки послужило точкой отсчета, когда Вы все это бросили и отправились в совершенно незнакомый мир? 

- Проявился мой характер, то о чем я уже рассказывал, что могу стать асоциальным типом! Работал на заводе, заочно учился в институте, потом в голове разорвалось что-то, я взял и поехал в Ленинград. И до сих пор в моей жизни есть такие порывы. Вот мой брат – человек совсем другого склада, он бизнесмен, работает в Чехословакии, у него вся жизнь идет по плану. Кстати, Олег тоже любил музыку, но выбрал карьеру. Я для него «пособие о том, как нельзя жить!» Он совсем недавно мне сказал: «Я считал всегда, что ты живешь на грани, очень опасно. Я всегда жил, как надо. А сейчас я удивляюсь, как же так? У тебя все получается, ты живешь в своей среде ,в творчестве. А я всю жизнь работаю». Мы с ним олицетворение двух разных миров. 

- Но Вы ведь тоже существуете в рамках профессии? 

- Да. Естественно. И это только внешне кажется, что свободен. А на самом деле зависишь от концертного расписания, от спектаклей, от съемок. А в то время, когда мы заканчивали институт (это были 90-е годы), был великий соблазн оставить творчество и уйти, как сделали многие мои однокурсники, в бизнес. Кто-то погиб, кто-то расцвел, кто-то остался ни с чем. Страшное было время, голод, талоны, неустроенность, бандиты. Но я внутри себя отдавал себе отчет, я должен остаться здесь. Если я брошу актерство, я снова потеряю смысл. Ведь зачем-то я сюда пришел. 

- После института Вы сразу же поступили на службу в театр Буфф? Что там произошло, что оттуда ушла практически вся команда актеров? 

- А, ну, Буфф, это вообще очень сложное время. 90-е годы, время накопления первоначального капитала. То время, когда все думали только о себе. В этой кризисной ситуации о каких-то командных, объединяющих началах и речи быть не могло. И масса замечательных актеров работали там за талоны с утра и до вечера. Театр при этом жил… и жил не плохо. Возникала просто непреодолимая усталость, нищета, нужда, жалкие подачки. Если бы театр поддерживал артистов, наверно, никто бы оттуда не ушел. Буфф с такими именами как Гальцев, Ветров, Лена Воробей, братья Ануфриевы, Женя Александров, - в общем, вся компашка, был бы сейчас совсем другим. А тогда был мрак. Утром мы все пахали детские спектакли по три, четыре штуки. Мы зажигали. Мамы влюблялись, дети визжали. А мы чуть ли не на головах ходили. А вечером во время выступления в зале иногда начинались разборки, даже автоматы доставались, стреляли. А в плане творчества мы фонтанировали. Кстати, многое из того, что сейчас показывает Юра Гальцев, уже было придумано в те годы. Идей и мыслей было много. А потом все по очереди стали отваливаться. Начали крутить свои проекты. Я помню, когда я уже в Молодежке работал, Юра меня попросил: «Жека, поддержи, у меня первый сольный концерт». Я пародии пел, а у него большая программа уже была. 

- После этого у вас целый год не было работы? Что на Вас так повлияло? 

- Я такой мощный заряд получил от театра. Воспринимал его как большую мясорубку, которая хватает, а потом выплевывает. В себя целый год приходил, были внутренние искания. Но уже начались скандалы в семье. Потом жена-актриса, которая работала у Спивака в «Молодежном театре», сказала: «Я ведь все-таки за артиста замуж выходила! Ищи!» Я решил написать запросы во все театры страны. Южно-Сахалинск ответил первым. Мы уже собрались, на чемоданах сидели, друг нас вовремя отговорил! 

- А показываться в театры не попробовали? 

- Это такая ужасная вещь! Колотишься, а тебе чуть ли не в зубы заглядывают. Гораздо лучше, когда уже в процессе покрутишься, на репетиции себя покажешь. Так что к Спиваку показываться не хотел. Я уехал на Украину к маме со своим сыном. А через полтора месяца мне позвонил Семен Яковлевич Спивак и сказал: «Я Вас приглашаю в свой театр. Ролей, правда, не дам. Мне в «Грозе» нужен актер, играющих на магдолине», Я согласился. А потом один из ведущих актеров вывелся из спектаклей. Так у меня появились роли! Я на тот момент ничего больше и не хотел. А потом нырнул с головой в театральную жизнь. Семен Спивак – это такая большая планета, очень интересный мир, который раскрывается в работе. Тот, кто вместе с ним работает, открывает и его, и себя. Он для меня очень много сделал. Многие понятия изменялись внутри меня самого, я увлекся и театром, и драматическим искусством.

- Так все-таки кто для Вас учитель? Куницын – руководитель курса или Спивак – руководитель театра? 

- Куницыну и Барышевой я благодарен за то, что они во мне что-то увидели, научили искать и работать, а Спивак для меня самый настоящий учитель, благодаря ему самому, его технике я научился наконец-то различать замочные скважины в разных дверях и подбирать к ним ключи. Весь мой профессиональный интерес сформировался именно в годы служения в Молодежном театре на Фонтанке. Да и весь коллектив был пропитан личностью главного режиссера. Потому что Спивак, в первую очередь, - это отличный режиссер, да еще и обладающий педагогическим даром. У каждого режиссера есть актеры, на которых он в труппе опирается. Я не был таким фундаментом для Молодежки, был одним из актеров. Я принял решение уйти в Театр Сатиры и сразу начал получать там одну главную роль за другой. 

- Ваше амплуа, Ваши роли – это красавец, герой-любовник, этакий брутальный парень? Ваша фактура Вам мешает или помогает? 

- Я думаю, помогает. Потому что помимо актерства, нужно чтобы еще фактура все-таки совпадала. Иногда видно, как актер работает не в своем амплуа. Я вижу эти следы работы. А я хочу видеть жизнь и верить ей. Поэтому, когда на героя-любовника ставят какого-нибудь характерного парня, зритель не придет от этого в восторг. Когда мне предлагают мое амплуа, я спокойно соглашаюсь, главное, чтобы за всем этим была какая-то драматургия, какие-то переживания. А не пустота, тогда я отказываюсь. 

- Режиссеры кино Вас воспринимают в более широком диапазоне? 

- Да, играл мента продажного в «Убойной силе», в «Морском узле» - старпома, даже играл как-то парня нетрадиционной ориентации. «Менты», в конце концов. То есть в кино я играю социальных типов. Вообще все это пока пробы. Если получится войти в какую-нибудь интересную работу, я буду очень рад. 

- Как Вы относитесь к работе в сериалах? 

- Это, во-первых большая материальная помощь. Во-вторых, опять работа. С другой стороны, конечно, сериал ограничивает, качество страдает. Режиссеру не хватает времени оговорить и проиграть с актером какие-то сцены, а в борьбе со штампами нужно время. Поэтому зачастую все получается довольно тривиально. Расписываются изначально довольно убогие сцены, в которые ты уже не можешь внести какую-то остроту.

- И все же и в кино «любовь» Вам приходилось играть не раз. Говорят, что иногда актеру приходится влюбиться в свою партнершу, чтобы сыграть натурально. Вам приходилось влюбляться в своих партнерш по сцене? 

- Нет. Хотя и первая моя жена актриса, и вторая – я с ними никогда не играл «пару». А любовь на сцене – это такое же чувство, как и все остальные. Его можно сыграть. Главное, знать физиологию. Есть такая байка о Жане Габене. Его попросили сыграть сцену: приходит домой, застает свою жену с любовником в постели. Он их видит. Крупный план. Как он будет это играть? Он попросил принести ему тазик со льдом! Когда раздалось режиссерское «Мотор!», он ступил голыми ногами в ледяной тазик – его округлившиеся от ужаса глаза в это время снимали операторы! Поэтому любить надо роль, а не актрису. Как только ты влюблен в роль, у тебя все получится. 

- Еще одна грань Вашего творчества – это Ваша сольная карьера. Кто вы больше – певец или актер? Где Вам уютнее? 

- Уютнее, безусловно, в пении. Но категорично говорить нельзя. 

- Что Вас больше привлекает в сольной карьере, то, что Вы один или то, что в музыке? 

- И то и другое. Конечно, мне нравится, что я все делаю сам. «Сам» - это я и мои товарищи. У меня нет специального супер-продюссера, который скажет: я за тебя все сделаю. Нет. В этом творчестве последнее слово остается за мной. Почти каждый месяц у меня проходят концерты в Петербурге. 

- Расскажите о своем репертуаре? 

- У меня несколько программ. Романсы, русские народные и цыганские песни, песни к кинофильмам, которые мне нравятся, в которых я участвовал, которые оставили огромный след в душах людей. Потом программа «Танго и песни 30-х годов» - это моя слабость. Обязательно песни военных лет, где я пою песни с 1905 года и заканчивая Чечней. Конечно песни о Великой отечественной войне. Моя мужская сущность очень тяготеет к этим песням, я их очень люблю. Естественно, авторская песня: Окуджава, Высоцкий, Самойлов. Самой сложной программой была программа романсов, а сейчас я к ней тоже прикипел, и она мне очень понятна. Вообще в каждой программе есть какие-то уже особенно любимые песни. 

- Вы выступали вместе с Олегом Погудиным. Как это получилось? 

- Олег и я – однокурсники. Оба заканчивали у Куницына театральный институт! Он сразу после окончания пошел в музыку, раскручиваться начал гораздо раньше меня. Поэтому он мне и помогал немного и подсказывал. А сейчас его потянуло в педагогику! Преподает в Академии на курсе Барышевой. 

- Вы любите камерные концертные площадки или огромные залы? 

- Могу точно сказать, что большой зал мне точно не мешает. Я чувствую себя в нем очень уютно. В этом году у меня первый раз был концерт в БКЗ Октябрьском. Я, конечно, волновался, заполнится ли зал. День недели – понедельник. Был аншлаг. А вообще, наслаждение петь, когда в зале хорошо настроен звук. Это потрясающе. Это дает тебе дополнительную энергию, ты отталкиваешься от этого хорошего звучания и корректируешь свое пение, не пытаешься докричаться до зрителя, а поешь спокойно, как тебе нужно. Это замечательно!

- Вы сейчас говорите, а я понимаю, что Вы все-таки больше певец, а не актер! У Вас по-другому горят глаза. 

- Да, да (улыбается). А от актерской профессии хотелось бы получить чего-то большего. 

- А какие у Вас планы в концертной деятельности? 

- Мне бы хотелось спеть вместе с оркестром, я буду в этом направлении работать, хотелось бы чего-то своего. Исполнить свои сочинения, сделать отдельную программу. Хочу делать большие светлые проекты, вообще работать, работать, работать. 

- Сил Вам, поклонников, реализации планов, актерского таланта. Поздравляю Вас с наступающим праздником 23 февраля! Счастья Вам и Вашим близким. 

- Спасибо. Я тоже поздравляю всех мужчин. Желаю оставаться собой, не терять себя, поздравляю всех воинов, которые имели и имеют отношение к службе. Не падайте духом, не унывайте, всегда будьте на острие и любите тех, кого любите! 

Беседу вела Надежда Польщенко
Просмотров: 554 |Добавил: SV_team_ESQ |
All Right Reserved. eugenyi-dyatlov.narod.ru ™ © 2003 - 2013